10:44 

Глава 3

ms.musmus
Язвительна. Саркастична. В меру дружелюбна.
Гермиона шла на урок, когда кто-то резко схватил её и утянул за статую. Книги вылетели из её рук и упали на пол с громким стуком, скрипя корешками в знак протеста. Только один знакомый ей человек мог так грубо с ней обращаться.

― Малфой, что ты делаешь? ― прошипела она. Если бы ядом в её голосе можно было ранить, то Малфой бы давно растёкся по полу безобидной липкой лужицей, а большинство проблем, волнующих сейчас Гермиону, исчезли без следа.

Но этот мерзавец ярости в её взгляде ничуть не смутился. Он небрежно прислонился к стене, отодвинувшись от Гермионы настолько, насколько позволяло пространство. Близость Грейнджер пугала его ― её грязнокровные микробы могли оказаться заразными.

― Я решил, что следующим будет Когтевран, нет ни единого шанса, что моя пара учится на Пуффендуе, ― сказал Малфой своим обычным повелительным тоном, будто ожидал, что Гермиона тут же бросится исполнять его приказ.

― Малфой, я обещала помочь тебе. Но это не означает, что я в прямом смысле тут же всё брошу и примчусь тебе на помощь, ― она многозначительно взглянула на книги, разбросанные по полу. Нужно поднять их, пока никто не наступил.

Гермиона протиснулась мимо Драко, не заботясь о том, что тот потерял равновесие и довольно сильно ударился плечом о стену. Его недовольный возглас потонул в раздраженном бормотании ― Гермиона подбирала книги с пола, разглаживая мятые страницы. Жестокое обращение с бумажными источниками знаний ― не лучший способ просить её о помощи. По крайней мере, она поняла намерения Малфоя именно так, когда он зажал её за статуей и заявил, что собирается начать целовать девушек с Когтеврана.

Малфой взглядом прожигал дыру в её спине ― будто раскаленные угли между лопаток. У него и в самом деле был талант одним только взглядом заставлять чувствовать себя неуютно, и Гермиона могла только предположить, что это наследственное.

Собрав книги, она развернулась к Малфою:

― Хорошо. Я спрошу, чтобы ты отвязался. Чего ты хочешь от меня?

Ухмылка на его лице заставила Гермиону пожалеть, что не сбежала сразу же, как только вышла из ниши. Малфой продолжил разговор, будто уйти она даже не пыталась, а всё это время они вполне цивилизованно беседовали.

― Далеко не все девушки с Когтеврана имеют подходящую родословную. Я собираюсь начать с Лавгуд. Той самой, которая помешана на том, что только она и видит. Если она не подойдет ― а я просто молюсь, чтобы так и получилось, ― то можно будет перейти к Патил с Когтеврана. Я уже целовался с ней, в общем-то… думаю, было не так уж и плохо. Хотя, я был в стельку пьян. На самом деле, это могла быть и гриффиндорская Патил, но не думаю, что даже огромная доза алкоголя сможет заставить меня прикоснуться к гриффиндорке. А теперь, когда я об этом думаю, возможно, что они обе там были… Я просто подумал, что у неё очень умелые руки, но две пары рук ведь могут доставить гораздо больше удовольствия, ― он наклонил голову набок и посмотрел вдаль, будто пытаясь вспомнить. Такой болтливостью слизеринцы обычно не отличались, и Гермиона могла только предположить, что Малфой просто пытался смутить её рассказами о своих сексуальных подвигах.

Гермиона застыла в изумлении:

― Я знаю, что они похожи, но как ты мог принять двух девушек за одну?

Он безразлично пожал плечами:

― Они выглядели абсолютно одинаково. Так вот, о моём плане насчёт Лавгуд.

Драко выдержал паузу, чтобы посмотреть, не начнет ли она кричать на него, но Гермиона продолжала смотреть на него так, будто он был весьма занимательной головоломкой, которую ей не больно-то и хотелось решать. Когда стало ясно, что она ждет продолжения речи, он сказал:

― Мне нужно заманить её в…

― Нет, ― тут же отрезала Гермиона.

Драко Малфой был… ну, Драко Малфоем. И, следовательно, не привык к отказам. Первым его порывом было угрозами заставить Гермиону выполнить его требования, но Блейз, вроде как, добился гораздо больших результатов, будучи вежливым. И только на этот раз, когда был уверен, что никто этого не видит, Драко решил попробовать.

― Какая именно часть моего плана тебе не нравится? ― проговорил он сквозь зубы. Ладно, можно было произнести это чуть более вежливо, но у Драко не было навыка общения с людьми, как у Блейза. Этот навык, вероятно, включал что-то вроде уважения или понимания.

― Я не собираюсь заманивать своих друзей к тебе, как… как овец на заклание! ― прокричала Гермиона, заставив Драко вздрогнуть. Благодаря крови вейл, слух и зрение Драко обострились, что позволило Грейнджер причинить ему гораздо больше боли своим визгливым голосом. Эта его особенность была сущим проклятием, по многим причинам.

― То, что я хотел сделать с ней, вряд ли похоже на жертвоприношение. Мне говорили, что…

Гермиона выставила вперед руку, содрогнувшись от ужаса и отвращения.

― Короче, Малфой. Я не желаю слушать комплименты, которыми осыпали тебя фанатки. ― Ей на самом деле не были нужны грязные подробности его личной жизни. Пусть об этом его предыдущие пассии шепчутся.

Каким-то непостижимым образом Малфой взглядом пожелал ей гореть в аду, в то время как выражение его лица говорило лишь о том, что он забавлялся происходящим. Она никогда не замечала раньше, но, если приглядеться, эти серебряные очи могли рассказать о многом.

― Грейнджер, ты обещала помочь мне, но до сих пор не сделала ничего хотя бы немного полезного. Я был под впечатлением, что ты всегда держишь свое слово.

Гермиона вздохнула. Иметь дело с хорьком ― это так утомительно.

― Я обещала помочь, и я помогу ― как только ты придумаешь план, который не будет идти вразрез с моими моральными принципами.

― Твои моральные принципы, как твой же пояс верности ― их невозможно обойти. Если ждать твоего одобрения, вообще ничего не добьёшься.

― В таком случае, план придумаю я, ― отрезала Гермиона.

На краткий миг в сознании Гермионы вспыхнул образ будки для поцелуев, которую она видела в каком-то дурацком фильме для подростков. Это бы идеально решило проблему, но Гермиона сомневалась, что Малфой согласится на такое унижение. Кроме того, учителя никогда не согласятся на нечто опасно близкое к проституции по их зашоренным взглядам. Если Малфой совсем отчается, она предложит. И сфотографирует.

― Я слушаю, ― сказал он, очевидно, даже не предполагая, что Гермиона в состоянии что-то придумать.

― Что ж… твоя следующая жертва ― Луна. Думаю, ты мог бы просто попросить её о поцелуе.

К его скептицизму прибавилось слабое беспокойство: не сошла ли она с ума? Драко давно подозревал, что когда-нибудь Грейнджер свихнется от непрошибаемого идиотизма тех, кого она называет друзьями.

Понятно, что он всё ещё сомневался, но Гермиона была полностью уверена в согласии Луны, если Малфой хотя бы попытается изобразить вежливость. Эта витающая в облаках когтевранка была немного не от мира сего, и поэтому вещи, которые многие считали странными, для неё были обычным явлением.

― Просто попробуй, Малфой, ― настойчиво повторила Гермиона.

Он с неохотой направился в сторону гостиной Когтеврана, надеясь встретить девчонку Лавгуд, получить поцелуй и, наконец, вычеркнуть её из списка. Гермиона последовала за ним, чтобы убедиться, что ситуация не выйдет из-под контроля, как это часто случалось при участии Малфоя. Казалось бы, обычный урок по уходу за магическими существами, но посмотрите, во что его превратила эта хорькообразная неприятность! Конечно, Хагриду, может, и не стоило показывать гиппогрифа тринадцатилетним подросткам, но ничего бы не случилось, если бы Малфой держал свой длинный язык за зубами.

Он оглянулся и закатил глаза.

― Грейнджер, чего ты добиваешься, преследуя меня?

― Считай меня защитой от неприятностей ― у тебя есть привычка находить их на свою голову, а я не хочу, чтобы с моими друзьями что-то случилось.

Он одарил её странным взглядом, но спорить не стал.

Гермиона мысленно приготовилась к катастрофе, когда увидела Луну, направляющуюся им навстречу в компании Джинни. Она была уверена: что бы Малфой ни планировал, это ничем хорошим не кончится. Джинни уже заподозрила что-то неладное, когда Малфой поцеловал её без каких-либо возражений со стороны Гермионы, а сейчас он собирается поцеловать Луну, и Гермиона снова будет стоять и смотреть, ничего не предпринимая.

Они остановились, когда заметили Малфоя и Гермиону. Луна мечтательно улыбалась, а Джинни смотрела на них с раздраженно-тревожным выражением лица. Напряжение нарастало.

― Что ты делаешь рядом с ним? ― спросила у Гермионы Джинни, пристально смотря на Малфоя. Она не собиралась терять бдительность в его присутствии; по-видимому, он настолько сильно нуждался в женском внимании, что набрасывался на любую девушку, которая имела неосторожность подойти слишком близко. Чудо, что он не обратил внимания на Гермиону раньше, хотя не исключено, что он все еще был слишком зациклен на чистоте крови и боялся «заразиться».

― То, о чем когда-нибудь пожалею, ― вздохнула Гермиона, тихо, чтобы Джинни не услышала.

Луна спасла Гермиону от необходимости отвечать всерьёз:

― Гермиона, ты знаешь, что вокруг вас с Драко летают бульфеи? По слухам, их привлекают вейлы, ― сказала она своим обычным мечтательным тоном.

Драко неверяще вглядывался в её неестественно голубые глаза: никто не мог выдать Лавгуд его секрет, но верить в то, что в точном определении его сущности ей помогли воображаемые существа, он отказывался. Должно быть, это просто случайность, даже безумцы иногда правы в своих догадках, не могут же они все время ошибаться. Он просто хотел, чтобы на этот раз она ошиблась. Нужно было как-то возразить.

― Я всегда знал, что ты сумасшедшая, Лавгуд, но надеялся, что у тебя осталась хотя бы капля здравого смысла, чтобы даже не сомневаться, что я чистокровнее всех чистокровных, ― выпалил Драко. Он немного переживал, что кто-то узнает его тайну, и поэтому отреагировал инстинктивно, огрызнувшись на Луну со всей присущей его вредной сущности язвительностью.

Грейнджер посмотрела на него с укоризной, но промолчала. Она решила, что пусть всё идет как идет, а уж она проследит за тем, чтобы ситуация не вышла из-под контроля, и никто не пострадал в процессе. Джинни и Луна могли сами о себе позаботиться ― с ними ничего не случится. Луна просто улыбнулась Малфою, не обращая внимания на язвительный тон. Но Джинни, однако, не была так спокойна.

― Не говори с ней в таком тоне, высокомерный мерзавец! ― прокричала она, стараясь не подходить слишком близко, чтобы не стать жертвой очередного приступа его поцелуйной лихорадки. Одного раза уже предостаточно. Но если Гарри вдруг узнает, что она целовалась с Малфоем не один раз, а два, то его голова, скорее всего, взорвется. В прямом смысле.

― Луна, не могла бы ты оказать всем нам огромную услугу и быстренько поцеловать этого мерзавца, чтобы мы смогли убраться отсюда подальше и успокоить Джинни, пока всё не зашло слишком далеко? ― спросила Гермиона.

Пока Джинни пыталась переварить сказанное Гермионой, в полном шоке уставившись на неё, Луна склонила голову набок и задумалась. Она не видела причин отказывать Гермионе: Малфой обладал привлекательной внешностью, и она слышала, что он хорошо целуется. То, что он плохой человек, не означало, что она не может насладиться его талантами.

Малфой и Джинни отвлеклись на необычно резкое высказывание Гермионы, так что Луна решила выполнить просьбу подруги, пока все были заняты и не могли оказать сопротивления. Гермиона никогда просто так не просила своих друзей о чем-то странном, значит, у неё точно есть какая-то причина, кроме как расстроить Джинни.

Никто не заметил, как Луна мягко шагнула к Малфою. Когда её близость привлекла его внимание, она уже положила руки на его плечи.

Гермиона и моргнуть не успела, как Луна прижалась губами к губам Малфоя. Выражение удивления на его лице было поистине комичным, и если бы Джинни не выглядела так, будто вот-вот лопнет, вся эта ситуация была бы забавной. Только Луна могла вот так просто броситься в омут с головой и поцеловать Малфоя, вместо того, чтобы разрешить ему себя поцеловать и подождать, пока он сам это сделает.

Малфой отстранился первым, совершенно расстроенный. Гермиона могла поклясться, что он не вытер губы только потому, что на него сейчас смотрели люди, и он отчаянно цеплялся всем своим существом за свой образ высокомерного слизеринца.

Очевидно, Луну из списка его возможных пар можно вычеркнуть.

Луна перевела взгляд с Гермионы, едва скрывавшей смех за притворным недовольством, на Малфоя, смотревшего с явным отвращением:

― Надеюсь, ты узнал всё, что хотел, Драко, потому что я не собираюсь целовать тебя ещё раз. Очевидно, я огорчила Джинни, да и ты не так хорош, как говорят.

Несмотря на отвращение, которое он почувствовал от поцелуя с этой чокнутой, Драко захотелось поцеловать её ещё раз, просто чтобы самоутвердиться. Он не привык к такой реакции от девушек… хотя, возможно, предпочел бы именно такую реакцию обычной лести.

Не в силах больше сдерживаться, Гермиона расхохоталась. Малфой выглядел так, будто ему только что рассказали, что на самом деле его родители ― магглы, и всё, что он знал о себе до этого момента, было ложью. Это было забавно. К сожалению, несмотря на пожертвованный Луной поцелуй, который должен был успокоить Джинни, взрыва ярости избежать не удалось:

― Почему ты смеешься, когда этот мерзавец буквально осквернил бедный рот Луны?! ― воскликнула Джинни. Её лицо покраснело, сравнявшись цветом с волосами. Ещё со времен войны, когда Гарри бросил её, чтобы защитить, Джинни ненавидела, когда от неё что-то скрывали, и, казалось, сейчас собиралась выплеснуть весь свой гнев на Гермиону.

Драко обиженно нахмурился:

― Если чей-то рот и осквернили, то только мой!

Грейнджер одарила его взглядом, который ясно просил заткнуться и прекратить всё портить. Ему очень нужно было уйти, чтобы стереть, наконец, с губ микробы этой сумасшедшей, поэтому на этот раз он решил не пользоваться возможностью помучить двух гриффиндорок, находящихся в одном и том же месте одновременно.

Пока внимание Грейнджер было полностью сосредоточено на её подруге, Драко послал Уизли презрительную усмешку. Когда она мельком взглянула на него, её веснушчатые щеки заалели еще сильнее ― он и не думал, что такое возможно. Удовлетворенный количеством попорченной за день крови, Драко развернулся на каблуках и направился в комнаты старост, чтобы прополоскать рот.

― Гермиона, расскажи мне, какого черта здесь происходит? Ты не удивилась, когда Малфой поцеловал меня, а теперь помогаешь ему завоёвывать девушек? Он что, действительно настолько отчаялся? И что же он тебе пообещал за подобную помощь? ― кричала Джинни, активно жестикулируя. Она действительно выглядела немного забавно, но Гермиона чувствовала, что сейчас не лучший момент, чтобы указывать ей на это.

― Джинни, это не то, что ты подумала… ― беспомощно попыталась объяснить Гермиона. Ей было практически нечего сказать в свою защиту, не раскрыв при этом тайну Малфоя. Её не покидало чувство, что Джинни с радостью растрезвонит на всю школу, что «чистокровный» Малфой далеко не так чистокровен, как заявляет. Возможно, этот идиот и заслужил такое обращение, но совесть Гермионы никогда бы этого не позволила.

― Тогда что это? Какой-то заговор? Или мир перевернулся, и вы с Малфоем вдруг подружились?

Вся веселость Гермионы растаяла, оставляя лишь усталость и волнение.

― Джинни, я уже говорила тебе, что не могу объяснить всё прямо сейчас. Я уверена, в конце концов правда откроется, ты просто должна доверять мне.

Чуть менее красная, но, очевидно, всё ещё злая Джинни прищурилась:

― В этой школе что-то происходит, и я хочу знать что. Я хочу знать, когда мы с моими друзьями можем быть атакованы поцелуями от самого мерзкого из всех слизеринцев, когда-либо переступавших порог Хогвартса!

― Я не могу рассказать тебе, ― грустно сказала Гермиона. Она не собиралась сдаваться только потому, что Джинни на неё кричала, но это не значит, что она не была этим расстроена. Почему её подруга не в состоянии смириться с тем, что она не может сказать правду, и оставить всё как есть?

Гнев Джинни, казалось, превратился во что-то более холодное.

― Тогда я не вижу смысла продолжать разговор, пока ты хранишь секреты одного из наших злейших врагов. Приходи, когда та Гермиона, с которой я подружилась, вернется, ― сдержанно сказала она.

Гермиона с сожалением смотрела ей вслед. Она не была уверена, почему всё так быстро испортилось, но испытала облегчение, свалив вину на Малфоя. Да, во всём виноват этот тупица.

Гермиона осмотрелась и, убедившись, что одна, позволила печали отразиться на лице. Ссориться с друзьями было больно. Она могла лишь надеяться, что Джинни не станет пользоваться этим, чтобы настроить против неё весь Гриффиндор.

***


Драко нахмурился и выплюнул зелье для полоскания рта, которым воспользовался для максимальной дезинфекции. Грудь болела, и он не знал почему. В прошлый раз это было из-за крови вейл, заявлявшей о себе, но сейчас всё уже устаканилось, и болей из-за крови вейл быть не должно практически до его дня рождения. Если к тому моменту он не найдет пару, кровь начнет медленно убивать его, и книги предупреждали, что будет гораздо больнее, чем тогда, когда она просто заявляла о себе.

Кроме странной боли, он чувствовал… грусть. Придет ли конец всяким неприятным вещам, которые его заставит почувствовать дурацкая вейловская наследственность? Он приложил руку к больному месту в попытке унять боль, но отвлекся на звук открывающегося портрета: в комнаты старост вошла убитая горем Грейнджер.

Очевидно, она не заметила, что он выглядывал из-за двери в ванную, иначе никогда бы не разрыдалась. Драко много лет дразнил её и знал, что Грейнджер редко плачет на публике из-за боязни показаться беспомощной и слабой. Она устроилась в кресле перед камином и позволила слезам свободно стекать по щекам. Слёзы сверкали в свете пламени, и это, как ни странно, добавляло её лицу привлекательности.

Когда он смотрел на неё, в груди опять разливалось непонятное чувство. Странно. Обычно слезы Грейнджер радовали его, но сейчас было лишь чувство опустошенности и неприятный привкус во рту. И всё это, без сомнений, было очень и очень странно.

@темы: Ну что за проклятие!

URL
Комментарии
2013-12-20 в 13:06 

Yulita_Ran
...нічиїм поцілунком не будемо втішені ми...©
нашла, увидела, стала читать. Вы определенно становитесь одним из моих любимых фандомных переводчиков!

2013-12-20 в 22:26 

ms.musmus
Язвительна. Саркастична. В меру дружелюбна.
Yulita_Ran, ой, ой-ой, я аж чаем поперхнулась, до того неожиданно.
Пожелаю вам тогда приятного чтения, спасибо, что читаете - постараюсь не обмануть ваших ожиданий.
Когда получаешь подобные отзывы от людей, которые сами пишут потрясающие вещи, это очень мотивирует, серьезно :)

URL
2013-12-21 в 00:38 

Yulita_Ran
...нічиїм поцілунком не будемо втішені ми...©
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Хомячья норка

главная