10:48 

У Гермионы нет на это времени, мини, PG-13

ms.musmus
Язвительна. Саркастична. В меру дружелюбна.
Автор оригинала: Sunny June 46
Название на языке оригинала: Hermione Doesn’t Have Time For This
Ссылка на оригинал: http://dmhgficexchange.livejournal.com/256406.html
Жанр: Любовный роман/Юмор
Рейтинг: PG-13
Размер: мини
Предупреждения: ООС, AU
Бета: Astaura
Гамма: Yelenka
Разрешение на перевод: автор не ответил
Саммари: Она всё знает, и Драко срочно нужно это исправить. Продумывая свой гениальный план до мелочей, он даже не подозревает, что его девушка не так предсказуема, как кажется.
Некоторое время назад…

— Она знает.

— Что ты имеешь в виду?

— Я имею в виду, что она знает. Она всё знает, идиот!

— Как так получилось? Ты же говорил, она даже не догадывается?

— Я действительно так и думал. Чёрт возьми, я до сих пор поверить не могу!

— Ну, ты должен что-то предпринять.

— Нет, я буду сидеть и жаловаться, и если сделаю вид, что ничего не случилось, может быть, всё как-то само собой разрешится.

— Думаешь, сработает?

— Нет, конечно, придурок!

— Не срывай свою злость на мне, я здесь совершенно ни при чём.

— Просто заткнись на минутку, дай подумать…

— …Ну и?

— У меня есть идея.

Спустя некоторое время…

8:37

Когда сработал будильник, Гермиона, как и каждое утро, быстро выключила его, чтобы не потревожить мужчину, спящего рядом, затем прикрыла глаза, глубоко вздохнула и потянулась, наслаждаясь моментом — короткой минутой, когда она одна во всём мире, и ничто не требует её внимания. Но всё хорошее всегда слишком быстро кончается.

Она открыла глаза и улыбнулась, глядя на мужчину рядом. Даже спящим, с растрёпанными волосами и капелькой слюны в уголке рта, он умудрялся выглядеть таким красивым, будто только что сошёл с обложки журнала. Поморщившись, Гермиона потрогала свои волосы, которые, пока она спала, вернулись к своему естественному состоянию полнейшего хаоса.

Она пожала плечами. Она уже давно не обращала внимания на то, что её волосы слишком непокорны, а его — всегда идеальны. Как и на тот факт, что её парень мог слопать целую коробку тыквенного печенья и не набрать ни грамма лишнего веса, в то время как ей нужно было неделю пробегать чуть меньше километра ежедневно и питаться одними йогуртами, если она съест всего одно.

Гермиона просто смирилась с этим. В конце концов, могло быть и хуже. В самом деле, никогда ещё жизнь не была так прекрасна. У неё есть отличная работа, замечательные друзья и любимый парень, который, по сведениям из достоверных источников, наконец-то начал задумываться об их совместном будущем. Они встречались уже четыре года, из них два года жили вместе, и Гермиона была готова к следующему шагу. Она давно этого ждала, и вот, свершилось — её ожидания оправдались. Птичка на хвосте принесла, что её парень сообщил своему другу, что хочет остепениться, поэтому предложение руки и сердца — лишь вопрос времени. На следующей неделе у них четырёхлетняя годовщина, и Гермиона знала — это тот самый момент, когда они с Драко Малфоем станут женихом и невестой. Облако безмятежного счастья накрыло её с головой, когда она представила себе картины их с Драко совместного будущего.

Упомянутый будущий жених зашевелился, вырывая Гермиону из её фантазий, и она поняла, что лучше начать прямо сейчас, если не хочет получить сварливого будущего жениха на весь день. Драко Малфой придал новый смысл выражению «встать не с той ноги». Гермиона наклонилась к нему и легко поцеловала в подбородок, руками поглаживая его голый живот. Несмотря на, казалось бы, идеальный внешний вид, Драко не был и вполовину таким требовательным, как многие предполагали. В действительности требование у него было только одно: никаких будильников, никакого солнца, никаких петухов и каких-либо других способов пробуждения, кроме Гермионы. Она и только она должна будить его. Причём, желательно обнажённая и лежащая на нём.

Гермиона продолжила «будить» Драко, удовлетворённо подмечая, что, по крайней мере, некоторые части его тела знали, когда нужно «подниматься». Как только она это поняла, её перевернули на спину — ей в лицо, сонно улыбаясь, смотрел её парень.

— Доброе утро, — сказала она, прикрыв глаза, когда Драко потёрся носом об её шею. Гермиона не могла придумать лучшего способа пробуждения, она рассчитывала, что их утренние забавы подарят ей заряд бодрости…

— Прекрасное утро, — поправил Драко, спрыгнул с кровати и потянулся. — Ого! Взгляни на часы. Гермиона, ты проспала?

— Что? — а как же утренний секс? В замешательстве Гермиона посмотрела на часы. — Восемь сорок пять! — не может быть! Она всегда заводила будильник на половину восьмого. — Чёрт возьми!

— У меня совещание через полчаса. Я не могу поверить, что ты проспала, Гермиона. А благодаря тебе и я, — упрекнул Драко и, снимая трусы, двинулся в сторону ванной.

— Драко, подожди! Мне тоже нужно принять душ, — Гермиона неловко скатилась с кровати, споткнувшись об одеяло, упавшее на пол, и наспех накинула халат.

— Ты же всегда можешь присоединиться? — Драко выглянул из ванной и подмигнул.

— Тогда мы оба опоздаем. Брось, Драко, мне действительно нужно помыть голову.

— Честно говоря, Гермиона, — Драко ответил уже из душа, — ты всё равно не успеешь уложить волосы.

Гермиона посмотрела в зеркало и нахмурилась. Он был прав. Ну хорошо, она всегда успеет принять душ, когда вернётся с работы. Сегодня вечером Джинни пригласила их на ужин. Это будет её первая попытка быть гостеприимной хозяйкой с момента их с Гарри свадьбы, и присутствие Драко и Гермионы для неё было очень важно. Гермиона ни за что на свете не могла это пропустить. Если она всё правильно рассчитала, после работы у неё будет достаточно времени, чтобы принять душ и привести себя в порядок.

Гермиона быстро оделась и уже допивала кофе, когда Драко вышел из душа. Он выглядел восхитительно в одном полотенце на бедрах.

— Я знаю, что великолепен, но не нужно так пялиться, любимая, — усмехнулся он, заставив Гермиону покраснеть. Она допила кофе и поправила едва уложенные волосы, а Драко потянулся за утренней газетой.

— Ладно, я ухожу. Драко, ужин в шесть. Не забудь купить вино для сегодняшней вечеринки и забрать моё платье из «Шапки-невидимки»[1]. После работы у меня не будет и минутки — нужно будет успеть принять душ.

— Угу, — отозвался Драко из-за газеты.

— Ладно, пока, — Гермиона встала возле Драко, поджав губы.

— Пока.

Гермиона нахмурилась, сдвинув брови:

— А ты ничего не забыл?

— Нет, не думаю, — ответил Драко, не отрываясь от чтения.

— Совсем ничего? А если подумать?

— Да, действительно, я забыл кое о чём.

Улыбаясь, Гермиона наклонилась для прощального поцелуя.

— Я совершенно забыл сказать тебе вчера, что звонил Дэвид и сообщил, что совещание с трёх часов переносится обратно на четыре, — Драко встряхнул газету.

— Что? — Гермиона не могла в это поверить. Теперь у неё практически не осталось шансов привести себя в порядок после работы. — Просто великолепно! У меня совершенно нет на это времени, — проворчала она, хватая пальто, и вышла за дверь.

— Гермиона? — позвал Драко из-за газеты, прежде чем дверь успела захлопнуться.

Гермиона спешно вернулась обратно в квартиру, тяжело дыша:

— Да?

Драко посмотрел на неё и улыбнулся:

— Дорогая, ты ничего не забыла?

Гермиона просияла. Он всегда делал вид, что шутит, а на самом деле в душе был романтиком.

— Да, забыла, — застенчиво улыбнулась она и подошла к своему замечательному парню.

— Моя мама хотела встретиться с тобой в полдень, — сказал Драко, переворачивая страницу.

На мгновение Гермиона задумалась, слышали ли соседи, как её челюсть встретилась с полом.

— Что, прости?

— Дорогая, ты действительно забыла. Моя мама звонила вчера и приглашала тебя пообедать с ней сегодня. Разве ты не получила сообщение?

— Нет, не получила. Не звонила ли она случайно в то же время, что и Дэвид?

— Ах, да, действительно. По телевизору шла игра, и я, вероятно…

— Забыл. Мерлин! Драко, ты как обычно. Вот скажи, зачем я оставляю чистый пергамент, чтобы ты записывал все важные сообщения?! — Гермиона инстинктивно бросила взгляд на часы. — Отлично, теперь я действительно опаздываю. Передай своей матери мои извинения, но сегодня я не смогу, — Гермиона направилась к двери, но остановилась на полпути. — Драко?

— Да, любимая?

— Разве ты не опаздываешь?

Драко перевернул страницу.

— Гм… нет. Я забыл, что совещание только завтра. До десяти мне можно не появляться на работе.

И это означало, что Гермиона просто так осталась без душа. Рыча, она развернулась и вышла, хлопнув дверью.

Драко перевернул ещё одну страницу, даже не читая, как, собственно, и все предыдущие. Злить Гермиону оказалось забавнее, чем он предполагал, но это было только начало. Он посмотрел на часы и чуть не задохнулся.

Он ужасно, ужасно опаздывал.

9:32

Пыхтя и отдуваясь, Гермиона кинула портфель на свой стол и посмотрела на часы. Опоздала на полчаса. Не так уж и плохо для Драко, но для Гермионы — полнейшая катастрофа. Для неё опоздание на работу было сродни получению «хорошо» вместо «отлично» — противоестественно и совершенно неприемлемо.

Известие об обеде с матерью Драко застало Гермиону врасплох. Она не знала, чего в действительности хочет от неё Нарцисса, и ни за что не пошла бы на обед с этой гарпией. Они никогда не ладили. Гермиона считала Нарциссу консервативной эгоистичной светской львицей, озабоченной лишь сохранением своей идеальной репутации. В чём Гермиона не могла её упрекнуть, так это в недостатке привязанности к сыну, которая только усилилась после смерти Люциуса.

Нарцисса тоже не одобряла Гермиону. И даже не столько из-за родословной, по крайней мере, она не упоминала о ней вслух, сколько из-за полного отсутствия в Гермионе утонченности. Она просто была недостаточно хороша для Драко, и Нарцисса постоянно намекала на это всеми возможными способами.

Сегодняшний обед, вероятно, будет ещё одной возможностью для Нарциссы напомнить Гермионе о её недостатках, но Гермиону это, честно говоря, даже не беспокоило. То, что эта карга была её будущей свекровью, ничего не меняло. Раньше она пыталась впечатлить Нарциссу Малфой, но была встречена с холодным отчуждением и поняла, что никогда не сможет заслужить одобрения этой женщины. Но по какой-то нелепой причине, глубоко внутри Гермиона хотела этого одобрения, хотя бы ради Драко.

— Ребекка?

— Да? — отозвалась помощница Гермионы, появившись в дверях.

— Не могла бы ты отправить письмо с извинениями для миссис Малфой, сообщив, что я не могу пообедать с ней сегодня, но благодарю её за приглашение?

— Сейчас же этим займусь. Сегодня льстиво, с кучей извинений или кратко и без эмоций?

Гермиона почесала подбородок.

— Хм, давай попробуем кратко и без эмоций. Никогда не угадаешь, что нужно этой женщине.

— Думаю, кровь, — ответила Ребекка и вышла.

Зная мать Драко, Гермиона решила, что, возможно, так оно и есть.

9:43

— Ты опоздал.

— Брось, Уизли, ты даже не знаешь значения слова «пунктуальность», — ответил Драко, бросив портфель и мантию на стол. Он посмотрел на своих сообщников: оба откинулись на спинки кресел, положив ноги на свои столы.

— Ну и как продвигается операция «Уклонись от свадьбы»? — в глазах Гарри запрыгали чёртики. Драко резко захотелось засунуть этих чёртиков Поттеру в… куда-нибудь.

— Мы хорошо начали. Перевести будильник на час позже было гениальной идеей…

— Всегда пожалуйста, — вставил Гарри.

— …И она не успела принять душ, так что весь день будет чувствовать себя — как там она говорит? — синим чулком.

— Девушки действительно это ненавидят.

— И много ли ты знаешь о девушках, Уизли?

— Достаточно, — огрызнулся Рон.

— Ну да, ну да. Все, что ты знаешь — это то, что они умнее тебя, лучше выглядят и, что неудивительно, не хотят с тобой встречаться.

— Если это так, то почему со мной встречалась Гермиона?

— Она жестоко заблуждалась, — усмехнулся Драко, заметив предательский румянец на щеках Рона. Тот всегда был как ходячий помидор.

— Да-да, а теперь продолжим, — прервал его Гарри и бросил в Драко комок бумаги, попав ему по плечу. — А ещё что?

— Ну, это было трудно, но пришлось отказаться от утреннего секса.

Глаза Гарри и Рона расширились от удивления.

— Ого, серьёзно? Ты не должен себя так наказывать, Малфой, — сказал Рон.

— Ну не мог же я по-быстрому позаботиться только о себе, словно неандерталец. — Драко помолчал и добавил: – Или Рон.

— Ха-ха. Я очень щедрый любовник, спроси у своей… — начал Рон, но выражение лица Драко, которое буквально кричало: «Заткнись, иначе оторву яйца», заставило его остановиться на полуслове.

— А что с другой частью плана? Это сработает?

— Ну, мне потребовался весь мой дар убеждения. На самом деле, я был вынужден дать множество обещаний, которые доставят мне массу неудобств позже, но это того стоило.

Рон был сбит с толку.

— Какая ещё другая часть плана?

Драко скрестил руки на груди и самодовольно ухмыльнулся. Он был гением, определенно. Теперь Гермиона ни за что не станет ничего ожидать.

— Ну, — начал Гарри, когда понял, что Драко поглощён мыслями о собственной исключительности, — мы с Малфоем говорили об этом прошлым вечером, после того, как ты ушел. Он привлёк тяжёлую артиллерию.

— Кого? — Рон смотрел то на Гарри, то на Малфоя, которые одинаково зловеще ухмылялись.

— Мою мать, — ответил Драко.

Рон выругался:

— У Гермионы нет никаких шансов.

11:56

— Так это твой кабинет?

Если бы Гермиона была кошкой, она бы сейчас потеряла одну из своих девяти жизней.

— Миссис Малфой! — вскрикнула она, успокаивая учащённо бившееся сердце. «На эту женщину определенно нужно прицепить колокольчик», — подумала Гермиона.

— Он же совсем маленький! И это всё, что полагается руководителю отдела по восстановлению независимости эльфов? Слишком мало, не считаешь? — Нарцисса презрительно осмотрела кабинет, задержав взгляд на кружевных занавесках, которые Молли Уизли подарила Гермионе, когда та получила повышение. Гермиона крепко сжала кулаки, наблюдая, как Нарцисса воротит нос от ещё одной вещи, которой она гордилась.

— Миссис Малфой, что вы здесь делаете? Разве вы не получили мое письмо?

— У меня нет времени просматривать всю свою корреспонденцию.

— О, — на лице Гермионы отразилось выражение глубочайшего стыда. — Я боюсь, что мы не сможем сегодня пообедать. Придётся перенести нашу встречу на другое время. — «А лучше отменить её совсем», — пожелала Гермиона.

— Чепуха, бери свою… сумку, — Нарцисса скривилась, посмотрев на вязаную сумочку Гермионы — ещё один подарок от Молли. Гермиона слишком любила свою сумку, чтобы позволить этой старой грымзе заставить чувствовать себя уязвлённой.

— Ладно. У меня есть полчаса, — Гермиона схватила сумку и последовала за Нарциссой.

— Отлично. Я заказала столик в «Клэридж»[2].

Гермиона остановилась.

— Но это маггловский отель. И он практически на другом конце города. У меня нет времени…

— У тебя стрела на чулке? Тебе определенно следует лучше следить за собой, — прервала Нарцисса.

Ошеломлённая Гермиона не успела ничего сказать, как Нарцисса уже провела инвентаризацию всех её изъянов. Поджав губы в очередном неодобрении, Нарцисса направилась вниз в холл.

— Пойдём, Гермиона, не слишком вежливо заставлять себя ждать.

Печально, что грубейшая из всех женщин пытается учить Гермиону, как себя вести. Бурча себе под нос, Гермиона распрямила плечи и, подняв голову повыше, последовала за своей будущей свекровью на выход из Министерства. Когда они с Драко наконец поженятся, Гермиона сделает их дом ненаносимым и установит охранные заклинания против Нарциссы, самые лучшие из тех, которые может предложить Министерство.

12:22

Драко откинулся на спинку стула, положил ноги на стол и принялся подбрасывать в воздух миниатюрный квоффл.

— Ты сегодня вообще работать собираешься? — спросил Уизли, ввалившись в кабинет с охапкой бумаги.

— Наверное, нет, — протянул Драко. — Кроме того, Поттер работает за двоих.

Гарри взглянул вверх, услышав свое имя. Его лицо и руки были в чернильных пятнах от заполнения кучи бумаг.

— Что?

— Гарри, ты опять разгребаешь бумаги Малфоя?

— Да, и что? Это взаимовыгодное сотрудничество: я делаю всю бумажную работу, а он разбирается с журналистами.

Рон покачал головой:

— Вряд ли это честная сделка. Этот высокомерный ублюдок любит быть в центре внимания.

— Этот высокомерный ублюдок прекрасно тебя слышит, — Драко бросил квоффл в Рона, попав ему по уху. — Прямо в цель, — усмехнулся он.

— Мерзавец! — сказал Рон, потирая ухо. — Кстати о мерзавцах. Чесвик уже на пути сюда.

Гарри застонал, а Драко пробормотал что-то, похожее на «дрочила».

— Я никогда не понимал, как этому идиоту удалось получить работу в Министерстве, — сказал Драко.

— Сдаётся мне, он попал сюда с помощью сестры, — сказал Рон. — Она работает в отделе у Гермионы.

— О, прямо как ты с помощью своего отца, — усмехнулся Драко, глядя на покрасневшего Рона.

— Да, или как ты с помощью Гарри, — парировал Рон.

— В точку, — ответил Драко, жалея, что у него нет еще одного квоффла, чтобы бросить его в Крысли.

— Продолжим, — сказал Гарри. — Его сестра действительно работает в отделе Гермионы. Её зовут Элейн. Она бегала за мной всю мою первую рабочую неделю. Я чуть не подал на нее в суд тогда.

Драко почесал подбородок.

— Её имя звучит знакомо. Блондинка?

— Брюнетка.

— Высокая?

— Среднего роста.

— О, — Драко замешкался на мгновение. — Это случайно не та, которая напялила шляпу с веточкой омелы на рождественскую вечеринку в Министерстве?

— Та самая, — ответил Гарри, поморщившись. Он вспомнил, как пытался держаться подальше от Элейн с её шляпой. Большинство мужчин, работавших в Министерстве, холостых, женатых — не важно, делали всё возможное, чтобы избегать Элейн с её безрассудными выходками.

— Я помню, что Гермиона как-то упоминала о ней. Очевидно, бесстыдная шлюха и неизлечимая сплетница.

— Так же, как и её брат, — добавил Рон.

Троица замолчала.

— Знаете… — начал Рон.

— …Я о том же подумал…

— Я открою дверь! — Гарри подскочил к двери и распахнул её. Чесвик обнаружился двумя этажами ниже, собирающим сплетни с Бойла.

— Он на подходе, — прошептал Гарри и попятился к своему столу.

— Что ты собираешься сказать? — спросил Рон.

— Просто подыграйте мне, — ответил Драко.

Не прошло и двух минут, как Чесвик заглянул в их кабинет.

— …И тогда я сказал ей, что не могу её больше видеть. Я просто не хочу серьезных отношений. Она плакала, конечно, но думаю, что поняла всё правильно… А, Чесвик, все в порядке? — спросил Драко, моргнув Гарри, который даже не пытался скрыть ухмылку.

Чесвик, переполненный сплетнями и счастливый, словно ребенок в кондитерской лавке, притворился, будто не слышал, что Гермиона и Драко больше не пара. Он не мог дождаться, когда сможет рассказать своей сестре — той нравился Малфой. Кроме того, он не мог дождаться, когда сам сможет пригласить Гермиону на свидание. Какая удача!

— Всё хорошо, Малфой! Просто замечательно. Гарри, Рон, — кивнул Чесвик. Обычно он не мог удержаться от пустой болтовни, но сейчас не хотел терять ни минуты, чтобы скорее рассказать всё сестре. — Я просто зашел поздороваться. Хорошего дня.

Чесвик в спешке удалился, оставив Рона растерянно смотреть ему вслед.

— Это было… нечестно, — сказал Рон.

— А по-моему, великолепно, — возразил Драко. — Сейчас лишь вопрос времени…

— Ты же понимаешь, что получишь отменный нагоняй от Гермионы, да? — Гарри наградил Драко самодовольной улыбкой. Он обожал, когда Драко попадал в неприятности — это напоминало ему о старых добрых временах, когда они были врагами и использовали любую возможность досадить друг другу.

— Ты шутишь? Она с меня шкуру спустит, когда обнаружит, что это я измывался над ней весь день. Я просто надеюсь, что она поймет это только после сумасшедшего жаркого секса…

12:52

Гермиона снова посмотрела на часы. Её официальный обеденный перерыв заканчивался через восемь минут, а всё, что ей удалось съесть, прежде чем Нарцисса напомнила, что с фигурой Гермионы нужно есть меньше углеводов — это кусочек хлеба.

В этот момент Гермиона изо всех сил пожелала находиться не в самом центре маггловского ресторана, чтобы иметь возможность достать палочку и проклясть Нарциссу в стиле Джинни Уизли-Поттер. Одного Летучемышиного сглаза было бы вполне достаточно. Может, если она попробует тайком, из-под стола…

— Почему ты всё время смотришь на часы? Тебе нужно куда-то ещё? На какую-то неотложную встречу? — Нарцисса сдвинула брови. Иногда сходство между ней и Драко было просто поразительным. Этого было достаточно, чтобы отвлечь Гермиону от секса. Ну, почти.

— Ну, вообще-то, да. Нужно подготовиться к совещанию, и, кроме того, у меня ещё множество…

— Но это же совершенно не имеет значения, правда? Я привела тебя сюда, чтобы обсудить нечто очень важное, Гермиона.

«Итак, — подумала Гермиона, — причины, по которым я не должна встречаться с вашим сыном. А) Потому что вы — старая психованная карга, которая до сих пор не может перерезать пуповину. Б) Вы эгоистичны и высокомерны, считаете, что являетесь пупом земли, и не желаете делить внимание Драко с другой женщиной. В) У вас навязчивое желание всё контролировать, и вы не можете вынести, что ваш сын полюбил кого-то, кто является вашей полной противоположностью…»

— Я хочу обсудить твои отношения с моим сыном.

— Я не думаю, что это вас…

— Конечно это меня касается. Он мой сын, и его счастье для меня на первом месте.

Нарцисса промокнула салфеткой уголок рта, хотя Гермиона понятия не имела, зачем — она же ещё ничего не съела.

— Как я уже говорила, — продолжила Нарцисса, — я обратила внимание, что мой сын достаточно… заинтересован тобой.

Гермиона напряглась. Это было впервые. Нарцисса раньше никогда не касалась темы чувств Драко к Гермионе, предпочитая полностью их игнорировать и рассматривать их отношения как некоторого рода деловое партнерство. Хотя, почему бы ей не приписывать это только Гермионе? Она же не могла в действительности считать, что Драко спит со своими деловыми партнерами?

В сознании Гермионы вспыхнул весьма будоражащий образ Гарри, Рона и Драко, полураздетых, с бутылками шоколадного сиропа в руках и перьями из подушки, разбросанными вокруг… Гермиона вздрогнула, почувствовав то, что, она надеялась, было отвращением, а не предвкушением.

— …И ты должна родить ему наследника в течение первого года. Он должен быть назван либо в честь деда Драко, либо в честь мифологического персонажа. Во-вторых, ты не должна работать…

Гермиона резко очнулась, не понимая, о чем говорила Нарцисса, пока она витала в облаках. Она явно упустила что-то важное.

— Погодите! Наследник? Какой наследник? О чем вы говорите?

Нарцисса скривилась:

— Драко постоянно говорит о том, какая ты умная и сообразительная, но сейчас я этого не наблюдаю. Если ты не можешь уследить за простым разговором…

— Миссис Малфой! Что вы имели в виду, говоря о наследнике?

— Это всё есть в Семейном кодексе Малфоев. Твои обязанности, как жены, четко прописаны. Во-первых, ты должна родить наследника в первый год брака. Во-вторых…

— Стоп! Семейный кодекс Малфоев? — фыркнула Гермиона. Должно быть, это шутка. — Мои обязанности? Я же не на трон претендую. Я не буду следовать каким-то устаревшим традициям.

— Если хочешь стать женой Малфоя — будешь, — прямо ответила Нарцисса.

Гермиона была захвачена врасплох. Нарцисса была совершенно серьёзна. На мгновение Гермиона задумалась, как у женщины, которая постоянно кривит губы в усмешке или отвращении, до сих пор нет морщин. Должно быть, дело в том, что она никогда не улыбается.

— Гермиона, ты должна это понять. Род Малфоев уходит вглубь веков. Мы можем проследить наше происхождение от Мерлина и дальше. И во все времена Малфои пользовались уважением не просто из-за своего имени или огромной родословной. Малфои — это целая система правил и традиций. И поэтому существуют определенные… ожидания, которым должны соответствовать жены Малфоев, чтобы сохранить репутацию настоящих и будущих поколений семьи. Мы — уважаемая ячейка общества уже на протяжении длительного времени, большего, чем такие, как ты, могут себе вообразить.

Игнорируя неуважительное к себе отношение, Гермиона пристально посмотрела на Нарциссу. Она ведь действительно в это верила. В каждое слово!

— Итак, скажите мне прямо. Чтобы быть Малфоем, нужно соблюдать некий свод правил, так?

— Это обязанности, а не правила. Отнесись к этому серьёзнее. Твоя роль, как жены, — самая важная, даже важнее главы семьи. Ты должна быть опорой для мужа, любить и уважать его. Поддерживать его во всех начинаниях. Никогда не сомневаться в его суждениях, всегда ему подчиняться…

Гермиона фыркнула, заработав осуждающий взгляд Нарциссы.

— …И никогда не проявлять неуважение к нему за его спиной.

Другими словами, быть кроткой как мышь, не имея ни своего мнения, ни личности, ни души. Гермиона поняла, что ей следует потакать Нарциссе, если хочет во всем разобраться.

— Что же в действительности влечет за собой эта роль? Вы упомянули наследника, что еще?

— Воспитание наследника является главным приоритетом, после обеспечения благополучия мужа, конечно. Ты должна родить наследника в первый год брака. До родов ты можешь продолжать работать. Однако после ты должна уволиться, твоей работой станет воспитание наследника. Ты должна следить за образованием наследника, магическим и не только. Учителей можно будет нанять только тогда, когда наследник станет достаточно взрослым для поддержания исключительной дисциплины. В дополнении к этому ты должна вести хозяйство и управлять персоналом. От тебя также ожидают исполнения множества обязанностей по поддержанию репутации семьи Малфоев в обществе. Это означает, что ты должна посещать наиболее престижные званые вечера и благотворительные балы. Огромное количество общественных мероприятий обязательно для посещения. В то же время, ты должна наполнить дом теплом и уютом, превратив его в место, где твой муж сможет расслабиться после тяжелого рабочего дня и куда сможет пригласить гостей. Имя Малфоев всегда ассоциировалось с высшим классом, изяществом и великолепием. Ты будешь ответственна за это. В действительности ты должна быть управляющей, матерью, учителем и гостеприимной хозяйкой — женой, Гермиона. Женой Малфоя.

Степфордской женой[3]. Опешив, Гермиона безмолвно кивнула. Драко что, действительно ожидает от нее всего этого? Он никогда не просил её стать трофеем в своей коллекции. И каких гостей? Гарри и Рона? Может ей еще и красную ковровую дорожку расстелить для мальчишек в джинсах с пятнами от травы после квиддича, хрустящими крошками на джемперах и пивом в руках? И отказаться от карьеры? Смогла бы она на самом деле отказаться от всего, чего с таким трудом достигла? Работа была для неё всем. Она собиралась изменить этот мир, в конце концов. Конечно, она прекрасно представляла, что должна будет взять отпуск, когда захочет ребенка, на пару месяцев или около того… но наследник! В первый год? Нарцисса, должно быть, сошла с ума, если считает, что Гермиона так скоро решится родить. Она хотела насладиться браком, а ребенок так рано, когда все ещё свежо и ново, так нестабильно… не приведёт ни к чему, кроме проблем. И магическая наука, конечно, развивается и совершенствуется не по дням, а по часам, но даже магия не сможет гарантировать, что первый ребенок будет мальчиком…

Нелепо. Это было просто нелепо. Семейный кодекс Малфоев. Гермиона усмехнулась:

— Спасибо вам, Нарцисса, за очень… познавательный обед, но я боюсь, что должна идти, — Гермиона поднялась со стула и взяла свою сумку. Проходя мимо Нарциссы, она почувствовала прикосновение холодной руки к своему запястью.

— Гермиона, — начала Нарцисса, — я решила, что ты должна знать, во что себя втягиваешь. Я думаю, что и для тебя, и для Драко будет справедливо, если ты будешь знать, в чем будет заключаться твоя роль. Если ты не готова, тогда…

Гермиона вдруг поняла смысл всего этого. Обед, маггловский ресторан, кодекс. Гермиона посмотрела на других обедающих женщин из высшего общества. Они изящно ели свои салаты и с завистью смотрели на тележку с десертом. Другие искоса поглядывали на Гермиону, удивляясь, как она смогла попасть в их маленький мирок. Нарцисса поступила очень мудро, приведя Гермиону туда, где та не сможет закатить скандал. Гермиона должна была испугаться. Она должна была расстроиться. Но если Нарцисса Малфой считает, что сможет отпугнуть Гермиону Грейнджер от своего сына, то она сильно ошибается.

— Не бойтесь, Нарцисса, — сказала Гермиона, расплывшись в улыбке. — Я справлюсь.

Шок на лице Нарциссы подвел Гермиону к выводу, что час, потраченный на обед с этой невыносимой женщиной, во время которого так и не удалось ничего съесть, практически того стоил.

13:47

— Интересно, чем сейчас занимается Гермиона?

— Наверное, направляет всю ярость от встречи с моей матерью на спасение какого-нибудь бедного домового эльфа от жизни, заключающейся в подаче чая с печеньем и помощи старым перечницам с вязанием.

— Я думал, что она бросила это своё гавнэ?

— Уизли, она руководит отделом по восстановлению независимости эльфов. Чем, чёрт возьми, ты думаешь, она занимается целыми днями? Вяжет шапочки?

— Ох.

— Честно, Уизли, что Гермиона вообще в тебе нашла когда-то?

— Мой язык около десяти сант…

— Забудь! Забудь, о чём я спросил.

— Нет, Малфой, действительно. Это семейная черта Уизли. У Джинни…

— Закончишь предложение, Поттер — потеряешь смысл наслаждаться волшебным язычком Уизлетты.

15:04

Что за день! После возвращения с этого неприятного не-обеда с матерью Драко Гермиона должна была спешить, чтобы успеть подготовиться к совещанию во второй половине дня, закончить предложения для Министра о пенсии и выходном пособии для эльфов и подписать все зарплатные листы своих подчиненных до того, как бухгалтерия опять заколдует её гортензию, чтобы та хватала Гермиону за ноги каждый раз, когда она решит покинуть кабинет.

Гермиона уже была на пути в свой кабинет после перепроверки кое-чего в библиотеке подразделений по контролю за зверьми, существами и духами, когда была перехвачена своей наименее любимой коллегой.

— Гермиона! — даже если бы Гермиона и не опознала её по высокому, пронзительному голосу или по раздражающему цокоту шпилек, то накладные ногти (или, скорее, когти) Элейн Чесвик, впившиеся ей в руку, сделали бы свое дело.

— Элейн, чем я могу помочь? — вздохнула Гермиона. У неё не было на это времени.

— Вы с Драко расстались? — напрямую спросила Элейн, приподняв свои тонко очерченные брови.

Элейн, местная сплетница, никогда не стеснялась пересказывать слухи, но обычно они основывались на каких-то реально существующих фактах. На этот раз, однако, её действительно дезинформировали.

— Что? С чего ты взяла?

— Так вы не расстались? — Элейн прищурилась.

— Кто тебе сказал, что…

— О-о… Значит, расстались. В таком случае, ты не возражаешь, если я приглашу его на свидание? У него такая задница, что умереть можно.

Ради всего… Гермиона чувствовала, что Элейн положила глаз на Драко еще на прошлогодней рождественской вечеринке, но искренне полагала, что Элейн не слишком разборчива. В её вкусе был абсолютно любой мужчина.

— Мерлина ради, конечно я возражаю! Мы не расстались!

— Но ты только что…

У Гермионы просто не было на это времени! Элейн действовала ей на нервы.

— Даже не думай! Задница Драко была, есть и будет моей. Поняла?

Элейн возмущённо выдохнула:

— Ну извини, что я слышала обратное.

— От кого ты это слышала?

— Мой брат работает в аврорате, и он слышал, как Драко сказал, что между вами все кончено, — Элейн выглядела довольной, сообщая новость.

Гермиона была в ярости:

— Что он сказал?!

— Грустно, что ты даже не представляешь, что происходит в твоих собственных отношениях, Гермиона. Может, если бы вы с Драко просто сели и поговорили, этого бы не случилось.

— Поговорили?

— Ну, знаешь, разобрались в отношениях. Да, неудивительно, что вы расстались. Ты действительно не имеешь понятия. Так, серьёзно, Гермиона, расскажи мне. По шкале от одного до десяти, насколько у Драко…

К счастью для Элейн, Гермиона уже не слушала и шла обратно в свой кабинет, кипя праведным гневом.

С неё достаточно! Они с Драко встречались уже четыре года и жили вместе два года из этих четырех. Она была счастлива, когда он предложил переехать к нему. Она знала, что это без пяти минут помолвка. Она с готовностью ухватилась за эту возможность. Она была терпеливой. Она была понимающей. Они жили вместе, чтобы узнать, пройдут ли их отношения испытание бытом. И они прошли.

У них получилось. Было даже страшновато, насколько хорошо получилось. Он мыл посуду после ужина, а она делала все остальное. Драко никогда не отбирал пульт, когда они смотрели телевизор; телевизор принес Гарри, предварительно улучшив, чтобы работал от магии. Когда Гермиона выходила из душа, её всегда ждал приготовленный Драко завтрак. Ну, исключая сегодняшнее утро. Но Гермиона нисколько не возражала, она и не искала идеального. Она просто искала подходящего.

И Драко Малфой ей полностью подходил.

Но Гермиона устала ждать.

Она подошла к столу и достала кусочек пергамента. Что-то быстро на нём нацарапав, подозвала своего филина и прикрепила записку к его лапе.

— Нет, — вздохнула она, — ему, чёрт возьми, лучше получить это письмо…

15:16

Гарри, Рон и Драко входили в число немногих счастливчиков отдела обеспечения магического правопорядка, в кабинете которых было окно. Окна, находясь фактически под землей, доступа к внешнему миру не обеспечивали, зато давали иллюзию этого. Смотреть в окно и считать фальшивых птиц и бабочек, пролетающих мимо, было одним из любимых Драко способов отлынивания от работы. Находящийся за своим любимым занятием Драко был шокирован, обнаружив настоящую птицу, летящую к нему.

Филин, легко узнаваемый как филин Гермионы, которого она метко назвала Филином, грациозно приземлился на стол и перешёл прямо к делу, протянув Драко свою лапу. Драко отвязал письмо, и Филин, успешно выполнив поручение, вылетел наружу через дверь кабинета и, скорее всего, полетел обратно к хозяйке.

Рон, с интересом наблюдавший за этой сценой, сказал:

— Забавно, что даже филин Гермионы выставляет напоказ свою…

— Вот дерьмо! — воскликнул Драко.

— Что случилось? — спросил Гарри, выскакивая из-за стола. — С Гермионой всё в порядке? Она не ранена?

— Вот, — Драко сунул письмо в руку Гарри, меряя шагами кабинет.

Рон вскочил из-за стола и заглянул Гарри через плечо, когда тот развернул письмо.

«Драко, я устала ждать ещё два года назад. Исправь это! Г.»

— Вот дерьмо! — сказали они.

Гарри и Рон молча стояли и наблюдали, как Драко метался по кабинету, как тигр в клетке.

Вдруг Рон нарушил тишину:

— Всё, что нам нужно — это пресечь массовые беспорядки!

— Массовые беспорядки? Уизли, прекрати нести чушь, — Драко бросил сердитый взгляд на Рона.

— Нет, выслушай меня. Мы авроры, верно? А что мы делаем в случае волнений, например, акций протеста или бунтов?

— Предотвращаем массовые беспорядки, — ответил Гарри, чье лицо озарилось пониманием. — Я, кажется, понял.

Втайне Драко всегда считал Рона Уизли ходячим предупреждением о вреде алкоголя во время беременности, но вынужден был отдавать ему должное. Когда время от времени он говорил нечто разумное, вот как сейчас.

— Неплохо для абсолютного тролля, Уизли.

— Малфой, я не знаю, чему учат богатеньких детей, но грубость и любопытство — это не одно и то же.

— Побереги силы, у нас огромные неприятности. Нам нужно не просто предотвратить беспорядки, нам нужно предотвратить катастрофу. Думаем, люди!

Трое мужчин сидели за столами, подперев руками подбородок, и пытались думать. Или, по крайней мере, делали вид, что пытаются. Рон в действительности вспоминал вчерашнюю серию «Пип-шоу»[4], а Гарри думал о сэндвиче, оставленном в комнате отдыха.

— Поттер, что у тебя? — рявкнул Драко через минуту.

Гарри чуть не свалился со стула. Вот черт.

— Э-э-э… я могу поговорить с Джинни?

— Блестящая мысль. Поручи Уизлетте рассказать Гермионе обо всех ужасах брака. Она замужем за тобой, поэтому не думаю, что у нее возникнут с этим сложности.

— Эй!

— Уизли, а у тебя что?

— Ну, я всегда могу признаться Гермионе в вечной любви. Это отвлечёт её от тебя.

— Да, и при этом есть риск, что она уйдет от меня к… Забудь, произнося это вслух, я понимаю, как нелепо это звучит. Нет, не делай этого. Э-э-э… у тебя же нет вечной любви к Гермионе, правда? Потому что иначе я буду вынужден убить тебя. Ты это понимаешь? — Драко угрожающе поднял палочку.

Рон посмотрел на смертоносное оружие и сглотнул.

— Нет! Нет никакой любви к Гермионе и никогда не было. На этом и закончим. Возможно, кто-то и в могиле счастлив, но я слишком дорожу своей жизнью, чтобы даже попытаться это проверить.

— Заткнись, Уизли!

— Затыкаюсь.

— Поттер?

— Малфой?

— Почему ты ещё здесь? Ты разве не должен прямо сейчас разговаривать с женой? Пошевеливайся! Мы должны убить все подозрения Гермионы на корню. Иди уже!

— Уже ушёл! — сказал Гарри и вылетел за дверь.

— Везучий ублюдок, — проворчал Рон, завидуя Гарри, что тот ушёл, оставив его один на один с раздражённым Малфоем.

— Что ты сказал?

— Э-э-э… ничего. Итак, мы собираемся спланировать операцию «Обречённые на провал»?

— Ты думаешь, что мы обречены?

— Мы же говорим о Гермионе, так? Лучшей в нашем выпуске? За всю историю Хогвартса? Она знает всё. Абсолютно всё.

— Мы обречены.

— Ну, брось, — сказал Рон, дружески похлопывая Драко по плечу. — На ней свет клином не сошелся…

— Я не собираюсь терять Гермиону, придурок. Я собираюсь жениться на ней. Проблема лишь в том, чтобы сделать ей предложение, когда она меньше всего этого ожидает.

— О, верно.

Драко вздохнул. Он был прав с самого начала. Рон Уизли был не более чем ходячей рекламой «Скажи «нет» неизвестным зельям».

15:45

У Гермионы действительно, действительно не было на это времени. До совещания оставалось пятнадцать минут, а она до сих пор не подготовила предложения о пенсии для эльфов и только что получила странное письмо от Джинни.

Оно гласило:

«Дорогая Гермиона!

Десять минут назад со мной через камин связался мой муж, умоляя меня объяснить тебе, насколько ужасен брак, насколько страшно быть привязанным к одному человеку и насколько лучше быть одному до конца своей жизни. Тогда я спросила, действительно ли он так считает, и чуть не прокляла его, но он объяснил, что так не думает, но так должна думать ты. Затем он добавил, чтобы я тебе не рассказывала, что он попросил меня это сделать.

Конечно, мой муж — идиот, если считает, что я буду лгать своей лучшей подруге. Однако что-то происходит, и это очевидно. Гарри отказался рассказать, зачем попросил предупредить тебя обо всех ужасах брака, а я отказалась делать что-либо, пока он не объяснит мне причину.
Тогда он пробормотал что-то о Драко и телесных повреждениях и исчез. Странно, я думаю.

В любом случае, я решила тебя предупредить, что неладно что-то в аврорате. И я могу голову дать на отсечение, что за этим стоят Сумасшедший, Тупой и Ещё тупее. Просто подумала, что ты должна знать!
Не могу дождаться, чтобы увидеть тебя сегодня вечером!

С любовью, Джинни.

P.S. Справедливости ради, в браке есть один минус: когда ты замужем за таким идиотом, как мой муж. Не испытываешь недостатка унижения и стыда».

Какого чёрта Гарри творит, прося Джинни отговорить Гермиону от свадьбы? Сначала Нарцисса, теперь Джинни? Ещё и Элейн распространяет слухи о том, что Драко и Гермиона расстались. Что-то не складывается.

Сегодня определённо что-то не так, и если бы не совещание через несколько минут, Гермиона точно докопалась бы до сути. Только поэтому пришлось отложить это на потом. Как только закончилось совещание, Гермиона поспешила домой, чтобы успеть к Джинни вовремя.

Мерлин, у нее совершенно не было на это времени.

16:15

— Итак, Малфой, — начал Гарри, когда вернулся в кабинет, держа в руках недоеденный сэндвич. — Я поговорил с Джин.

— И?

— И из-за тебя мне, вероятно, придется спать на диване всю следующую неделю.

— Небольшая жертва ради общей пользы, Поттер. Знаешь, в любви, как и на войне, все средства хороши.

— Да, но мне не нравится быть жертвой твоей войны за любовь. Ты мой должник.

— Хорошо, хорошо. Я разберусь за тебя с документами.

— Я уже это сделал.

— Молодец! Видишь, всё не так уж и плохо.

— Говори за себя. Ты единственный, кому сегодня светит потрахаться.

— Не расстраивайся, Поттер. Уизли вообще ничего бы не светило, при любом раскладе.

— Я всё слышу.

— Я это вслух сказал, да?

17:27

Наконец-то Гермиона была дома. Совещание затянулось и у неё осталось только полчаса, чтобы привести себя в порядок перед ужином у Джинни. Если не придется драться с Драко за ванную, она может успеть.

Она ввалилась в квартиру, бросила пальто на вешалку, уронила сумку на тумбочку и сбросила туфли.

— Драко? Я дома! Надеюсь, ты не в ванной, потому что у меня только тридцать минут… Драко? — дойдя до гостиной, Гермиона остановилась. Драко, одетый в старые потёртые треники, развалился на диване и ел чипсы. — Почему ты ещё не готов? Нам выходить через полчаса!

— Я думал, ужин в семь? — сказал Драко, не отрываясь от телевизора.

— В шесть! Ужин в шесть! Я же тебе говорила! Ладно, ты хотя бы вино купил? — Гермиона повернулась к столу и заметила, что тот пуст. Тогда она заглянула на кухню. Там вина тоже не обнаружилось.

Дымясь от возмущения, она повернулась к Драко:

— Драко, что это? — спросила она, указав на стол.

Драко посмотрел на неё как на сумасшедшую:

— Выглядит как стол.

— А что на столе? — спросила Гермиона сквозь зубы.

Драко взглянул на пустой стол:

— Э-э-э… ничего?

— Вот именно! Я же просила тебя сходить в «ОддБинс»[5] и купить вина на вечер!

Драко хлопнул ладонью по лбу.

— Прости, Гермиона, я совсем забыл. Когда я понял, что совещание только завтра, я пошел играть в квиддич с парнями.

— Что? Ты хочешь сказать, что я просто так осталась без душа? — голос Гермионы поднялся на октаву выше. — Как обычно… Бьюсь об заклад, ты и платье моё забыл забрать. И… Мерлин! Они закрываются через десять минут. Я не успею забрать платье. Драко, я попросила тебя выполнить две небольшие просьбы, а ты вместо этого ушёл играть в квиддич с Гарри и Роном!

— Это было ошибкой. Я уже извинился.

— Извинения не доставят мне платье прямо сейчас, верно? Ох, — вздохнула Гермиона. — Отлично. Очевидно, тебе нельзя доверить даже такие простые вещи. Я пойду куплю вина. Пожалуйста, ради сохранения моего рассудка, будь готов, когда я вернусь. У меня уже нет времени переодеться, но я думаю, это не имеет значения, потому что у меня нет платья, — тут Гермиона вспомнила, что осталась без утреннего душа, и это означало, что она пойдет на вечеринку к Джинни, одетая в сегодняшнюю рабочую одежду и со вчерашней прической.

— Я же уже сказал, что мне жаль, Гермиона. Чего ещё ты от меня хочешь?

Гермиона посмотрела на Драко и покачала головой:

— Очевидно, больше, чем ты можешь предложить.

Она взяла пальто и шарф, в последний раз посмотрела на Драко пустым взглядом и трансгрессировала.

— Интересно, я когда-нибудь расплачусь за это… — Драко посмотрел на часы. Нужно было сделать миллион вещей, прежде чем вернется Гермиона… — Вот чёрт!

У него практически не осталось времени.

17:56

Гермиона, нагруженная сумками, захлопнула дверь, и выронила всё на пол.

— Твою мать, — выругалась она. Еще больше стресса. Конечно. Именно то, что нужно. — Ладно, я подниму это, когда мы соберемся уходить… Драко? — спросила Гермиона, обнаружив, наконец, что весь свет в квартире был выключен, исключая слабое мерцание из кухни.

— Драко? — Гермиона начала развязывать шарф и последовала за слабым светом. Она едва не выронила шарф, когда осознала представшую перед ней картину. Обеденный стол был устелен их лучшей скатертью и сервирован лучшим фарфором. В центре горели три свечи, освещая два бокала шампанского. Всё это выглядело, как изысканный ужин на двоих.

— Что… — начала она, совсем растерявшись, когда в комнату вошел Драко. Он был одет с иголочки, и Гермиона подсознательно отметила несправедливость, что он выглядит так привлекательно, когда она сама стоит вся такая неопрятная.

Гермиона была поражена, когда Драко, улыбаясь своей лукавой полуулыбкой, поцеловал её в уголок рта, встал перед ней на одно колено и нежно взял за руку.

Её сердце на секунду замерло, а затем начало биться чаще.

— Гермиона, не окажешь ли честь выйти за меня замуж? — спросил он.

Сердце грохотало так, что она почти ничего не расслышала.

— Извини… что? — переспросила она.

— Ты выйдешь за меня?

Нет, она всё правильно услышала. Но нужно было убедиться.

— Ещё раз.

Драко стиснул зубы:

— Ты. Выйдешь. За. Меня? Мерлина ради, Гермиона!

Гермиона сделала паузу, чтобы собраться с мыслями и выровнять дыхание. Вот оно! Это действительно предложение! Гермиона с трудом могла в это поверить. Весь день её терзали смутные подозрения. Всё шло наперекосяк. Сначала Нарцисса пыталась отговорить Гермиону от свадьбы. Потом Элейн с этими слухами об их якобы разрыве. Даже Джинни оказалась в это втянута! Ещё и Драко подвел, не сделав того, что она просила. Что-то было не так. Нужно было срочно что-то сделать, как-то остановить это, чтобы дать её мыслям угнаться за учащенно бившимся сердцем.

— Я… я подумаю.

— Ты… что? Ты подумаешь? — Драко посмотрел на неё недоверчиво. — Ну и?

— Не торопи меня! — прокричала она.

Драко не мог в это поверить. Все шло не по плану. Она уже должна сидеть у него на коленях, покусывая мочку его уха и шепча всякие пошлости. По крайней мере, он предполагал именно такой вариант развития событий.

— Ты всё та же Гермиона, которая отправила мне сову с запиской о том, что устала ждать? Ты та же девушка, которая ещё два года назад начала подписываться как Гермиона Малфой?

Глаза Гермионы расширились от удивления.

— Ты знал об этом?

— Мерлин, об этом знал даже Уизли.

— О, ну ладно. Мне нужно было провести тест на совместимость имен, — сказала она в свою защиту.

— Тест на совместимость имен?

— Ну, знаешь, чтобы убедиться, что твоя фамилия подходит к моему имени.

— И?

— И… она подходит.

Драко закатил глаза, и Гермиона не смогла удержаться от мысли, что эта реакция была столь характерна для него.

— Итак… это «да»?

— Нет.

— Это «нет»?! Мерлин, Гермиона!

— Нет, это не «нет»! Я ещё не решила.

— Женщина, ты меня убиваешь! Прими уже решение, наконец! — рявкнул Драко.

— Я бы приняла, если бы ты прекратил на меня кричать! — воскликнула Гермиона.

— Я не кричу на тебя! Я делаю тебе предложение! Мерлин! Я сдаюсь, — Драко всплеснул руками и поднялся на ноги, будучи не в состоянии стоять на коленях перед женщиной, которая, когда ей делают предложение руки и сердца, отвечает, что должна подумать. Вот кто так говорит? Кто говорит, что ему нужно подумать, когда единственная возможная реакция — это громкое и радостное «да»? В этом была вся Гермиона: когда ей что-то предлагали, она всегда всё тщательно взвешивала… Драко нахмурился и скрестил руки на груди, как обиженный ребенок.

— Черт возьми, не будь ребенком, Малфой… Хорошо.

Драко посмотрел на Гермиону, которая теребила подол юбки.

— Хорошо?

— Хорошо, — ответила Гермиона, глядя в глаза Драко, — я выйду за тебя замуж.

— Пожалуйста, придержи свой восторг.

— Просто заткнись и поцелуй меня.

— Нет, сначала ты должна сказать это.

Гермиона изумленно подняла брови. Она думала, что высказалась вполне понятно.

— Что?

— Гермиона, ты выйдешь за меня? И существует только один правильный ответ на этот вопрос, поэтому прекрати издеваться надо мной.

— Это ты сейчас издеваешься…

— Просто скажи!

— Да! Да, я выйду за тебя замуж, Драко Малфой! — прокричала она, смеясь.

— Хорошо, тогда я могу отдать тебе вот это.

Драко протянул ей небольшую чёрную коробочку, внутри которой было великолепное кольцо с бриллиантом. Он вынул его и аккуратно надел на палец Гермионе, заворожённой великолепием кольца.

— Идеально, — сказал Драко.

Гермиона улыбнулась, и он наклонился к ней, вовлекая в долгий, медленный поцелуй.

— Когда ты успел купить кольцо? — спросила Гермиона, разорвав поцелуй, чтобы глотнуть немного воздуха.

— В прошлом году, когда был в Нью-Йорке.

Гермиона изумлённо посмотрела на него:

— Долго же ты собирался!

— Я знаю. Я собирался сделать это давным-давно, но заставлять тебя нервничать было слишком весело. Ты на самом деле не настолько терпелива, как утверждаешь.

Гермиона прищурилась.

— Ты неисправимый ублюдок!

— Да-да. Но сейчас я твой неисправимый ублюдок…

— Так, подожди. Сегодня, всё это: твоя мать, Джинни, Элейн, вино… это твоя работа, да?

Драко самодовольно улыбнулся.

— Я заставил тебя нервничать, да?

Гермиона рассмеялась:

— Скорее, растеряться. Скажи, как тебе удалось убедить свою мать придумать всю эту чушь про Семейный кодекс Малфоев?

Улыбка Драко увяла.

— Почему ты решила, что это была ложь?

Глаза Гермионы расширились от изумления.

— Ты хочешь сказать, что это правда? Даже не рассчитывай, что я буду, как какая-нибудь домохозяйка, приносить тебе трубку и тапочки и плодить детей — прости, наследников — направо и налево.

— Конечно нет, Гермиона, — сказал Драко, притягивая её ближе. — Ты же знаешь, что я не курю.

Гермиона закатила глаза. У неё совершенно не было на это времени.

У неё был жених, и с ним срочно нужно было заняться сексом.
__________________________________

[1] «Шапка-невидимка» — магазин одежды для волшебников. Филиалы есть в Лондоне, Париже и в Хогсмиде. Именно там на четвёртом курсе Гарри купил носки для Добби в благодарность за помощь (прим. пер.).
[2] «Клэридж» — роскошный пятизвёздочный отель в Лондоне (прим. пер.).
[3] Степфордская жена — женщина, которая стремится стать идеальной домохозяйкой, ставя интересы семьи превыше своих. Происходит из фантастического триллера «Степфордские жёны», написанного в 1972 году известным писателем Айрой Левином (прим. пер.).
[4] «Пип-шоу» — британский ситком, выходит с 2003 года (прим. пер.).
[5] «ОддБинс» — реально существующая сеть алкогольных магазинов в Великобритании (прим. пер.).

@темы: ГГ/ДМ, Мини, Моё

URL
Комментарии
2013-11-21 в 15:54 

Yulita_Ran
...нічиїм поцілунком не будемо втішені ми...©
Какая чудесная история! Спасибо вам за перевод.

2013-11-21 в 17:19 

ms.musmus
Язвительна. Саркастична. В меру дружелюбна.
Yulita_Ran, от одного из любимых фикрайтеров слышать такое вдвойне приятно, спасибо.

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Хомячья норка

главная